9 июня 2022

Нацистская карательная операция «Коттбус»: тысячи фактов злодеяний и зверств оккупантов зафиксированы в архивных документах

Одной из форм реализации нацистской политики геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны стала организация и проведение карательных операций, истинный смысл которых в немецких документах зачастую скрывался под эвфемизмами «пацификация» («умиротворение») и «усмирение территории». Всего за годы оккупации на временно захваченной территории БССР нацистами было проведено более 140 только крупных карательных акций.

К 1 января 1943 г. партизанские формирования Беларуси выросли в грозную и организованную силу, насчитывавшую в своих рядах свыше 56 тысяч партизан, и в течение года их количество увеличивалось, буквально, в геометрической прогрессии.

В связи с этим, планируя подготовку летней наступательной кампании 1943 года, военное командование Германии особое внимание обращало на положение в армейских тыловых районах, в том числе – на оккупированных территориях Витебской и Минской областей БССР. В этом регионе партизаны регулярно наносили удары по ключевым коммуникациям, что грозило противнику срывом его планов. Образовавшаяся в декабре 1942 года Борисовско-Бегомльская партизанская зона фактически лишила противника важных коммуникаций Витебск–Борисов, Борисов–Полоцк, Борисов–Докшицы–Парафьяново. Одновременно партизаны овладели оборудованным Бегомльским аэродромом, что позволило осуществлять переброску специалистов и боевых грузов из советского тыла.

Гитлеровцы не могли смириться с существованием «партизанского края» и с весны 1943 года в обстановке строжайшей секретности начали подготовку крупной карательной операции под кодовым названием «Коттбус» (нем. Cottbus). Подготовка осуществлялась под непосредственным контролем Уполномоченного рейхсфюрера СС по борьбе с «бандами» обергруппенфюрера СС и генерала полиции Э. фон дем Бах-Зелевского и сотрудников его штаба. Поскольку территория, на которой должна была проводиться операция, входила в состав не только Генерального комиссариата Белоруссии, но и в тыловой район группы армий «Центр», Бах-Зелевски с конца апреля 1943 года вел переговоры с командующим корпусом охранных войск генералом от инфантерии М. фон Шенкендорфом. В результате для борьбы с партизанами были дополнительно выделены ряд армейских подразделений, артиллерия, танки и авиация.

Проведение карательной операции было возложено на специально созданное оперативное соединение «Боевая группа фон Готтберга». В ее состав первоначально вошли 2-й и 13-й полицейские полки СС; особый батальон СС Дирлевангера; 1-я и 12-я полицейская танковые роты; 1-й Русский национальный полк СС Гиль-Родионова; 15-й, 102-й, 118-й и 237-й батальоны охранной полиции; 6-й, 11-й и 12-й моторизованные взводы полевой жандармерии; четыре роты 392-й Главной полевой комендатуры г. Минска с батареей, взводом ПТО и взводом тяжелых минометов; батальон 931-го гренадерского полка; 2-й дивизион 213-го артиллерийского полка; 8-я усиленная рота 286-й охранной дивизии;
600-й казачий полк; 633-й восточный батальон; восстановительная группа связи, подрывная группа; силы пропаганды. Для координации действий и большей маневренности указанные части и подразделения были объединены с особые группы. Общая численность карателей составляла до 30 000 человек.

В районе проведения операции нацистам противостояли партизаны Борисово-Бегомльской партизанской зоны и прилегающей территории, общей численностью около 10 тысяч бойцов.

Карательная операция «Коттбус» началась 20 мая 1943 г. Оккупанты планировали создать три изолированные друг от друга «кольца» окружения: первое – в районе озера Ветченское (участок Пышно–Замошье–Большие Дольцы–Зарубовщина–Пустоселье–Пышно), второе – в районе Домжерицких болот, и третье – в районе озера Палик. Общая цель операции сводилась к тому, чтобы вынудить партизан отступить к болотам, надежно их там блокировать и полностью уничтожить. Несмотря на значительный перевес в живой силе и технике, окончательно реализовать задуманное нацистам не удалось. В ночь с 18 на 19 июня 1943 года партизанские бригады, зажатые к тому моменту в «котле», ценой больших потерь прорвали блокаду и вырвались из окружения.

Планами нацистской карательной группировки также предусматривались задачи уничтожения экономической базы региона и лишения партизан народной поддержки – чтобы в дальнейшем исключить возможность возродить сопротивление. Для насильственного угона рабочей силы и реквизиции сельскохозяйственной продукции был выделен особый штаб и три специальные группы, которым были приданы подразделения вспомогательной полиции. Особой директивой при проведении операции предписывалось: «Проводить полную реквизицию всех сельскохозяйственных продуктов […] в тех округах, где крестьяне подобны бандитам. Тоже самое осуществлять в полностью заболоченной местности и там, где сельское хозяйство незначительно. Трудоспособное население забирать для обеспечения потребности рейха в рабочей силе за счет гражданского населения».

Из протокола допроса бывшего военнослужащего Главной полевой комендатуры № 392 города Минска Ф. Шульце об участии в составе 348-го охранного батальона в операции «Коттбус» (от 22-23 мая 1946 г.): «По окончании прочески леса мы вошли в деревню Юзефатово в 20-х числах мая 1943 г. Деревня Юзефатово подозревалась в связи с партизанами, а посему была нами уничтожена. Во время уничтожения деревни население спасалось бегством, и по ним был открыт огонь. Я, Шульце, находясь в оцеплении вокруг деревни, также стрелял по убегавшему населению, были убитые или нет, я не видал. Оставшееся население в деревне в количестве 15—20 чел. было сожжено вместе с домами, а частично расстреляно. Во время поджога деревни Юзефатово я, Шульце, сам лично поджег 2 дома и изъял 2 коров у советских гр-н для роты. Имущество и ценные вещи были сожжены и в домах местных жителей. Деревня Юзефатово, состоящая из 30 домов, была полностью сожжена и уничтожена. Скот был частично сожжен в постройках, а остальной разбежался. Деревня Юзефатово, которая подозревалась как база для партизан, после ее сожжения нами ничего не было обнаружено, т.е. складов с питанием, амуницией и боеприпасов.

После уничтожения деревни Юзефатово наша 3-я рота прибыла в деревню Острово Лепельского р-на.

Деревня Острово была также уничтожена якобы за связь с партизанами. Так, нашей 3-й ротой в дер. Острово было расстреляно 10—15 советских гр-н, в том числе женщины, старики, старухи и дети. После расстрела все они были сожжены в домах, поджигаемых солдатами нашей роты. Было изъято 4 коровы, 5 свиней, несколько гусей. Я, Шульце, во время этой операции сам лично сжег 2—3 дома; изъял 3 коров. Всего было сожжено 30 домов, в которых было сожжено 10—15 человек расстрелянных советских гр-н».

Из акта о преступлениях, совершенных карателями в деревне Засовье Плещеницкого района 25 мая 1943 г.: «Комиссия установила, что 25 мая немецко-карательный отряд ворвался в д. Засовье и произвел зверские действия над мирными жителями: 1. Ограбил полностью всю деревню (50 хозяйств), забрал 37 коров, 30 коней и весь мелкий скот, овец, свиней, кур, одежу, обувь, вплоть до детских чулков, зерно.

2. Спалил 50 жилых домов со всеми постройками.

3. Расстрелял мирных жителей 172 человека: семья Гринц Александ[р] — 4 души, Пованьки Владимир — 2 д[уши], Грамовича Юрки — 8 душ, Зинькевич Михаил — 9 душ, Неверко Ватя — 3 души, Кожура Казимир — 11 душ, Белый Казимир — 4 души, Ковель Бронислав — 5 душ, Белый Бронислав — 5 д[уш], Шейбак Ясь — 5 душ, Прокотень Бронислав — 5 душ, Бобрович Казимир — 4 души, Захаренко Федот — 8 душ, Гринь Зиновий — 6 душ, Жаворонок Адам — 5, Козак Гилена — 4 души, Белый Сидор — 5 д[уш], Кожура Франц — 3, Кожура Виктор — 8, Кожура Адам — 6 душ, Жоров Иван — 5 душ, Белая Мария — 2 души, Поганько Станислав — 4 души, Белая Пет.— 6 душ, Бобрович Анеля — 2 души, Гринь Адам — 6 душ, Кожура Викентий — 4 души, Грамович Степан — 2 души, Неверко Владим — 6 душ, Бобрович Станислав — 3 души, Жаворонок Петра (староста полиции) — 5 душ, Неверко Антось — 8 душ, Грамович Мих. — 6 душ, Неверко Юзя — 1 душа, Дашкевич Гилена — 2 души».

В период проведения карательной операции «Коттбус» оккупантами и их пособниками были совершены многочисленные преступления против мирного населения. Только в Бегомльском районе гитлеровцы сожгли и убили 4007 мирных жителей, 3051 человека угнали на принудительные работы в Германию, уничтожили 4056 жилых домов. Всего в ходе операции каратели сожгли полностью или частично 221 населенный пункт.

Из акта о преступлениях, совершенных немецкими оккупантами в деревнях Бегомльского, Борисовского, Плещеницкого и Холопеничского районов во время карательной операции «Коттбус» с 20 мая по 20 июня 1943 г.: «Вот факты злодеяний немецких солдат и офицеров.

1) В дер. Малый Пустомстиж Иканского сельсовета Бегомльского района немцы 26 и 27 июня с.г. разрушили и сожгли 20 домов, 3 колхозные постройки, убили и зверски замучили 73 мирных жителя, забрали все личное имущество крестьян, угнали 11 коров, 6 лошадей, забрали свиней, овец и всю домашнюю птицу.

Среди убитых и сожженных большинство женщин, стариков и детей. В том числе почти вся семья Коренько Доменика — 8 человек, 75-летняя Тофиля, 3-летний Верховодко Михаил, годов[ал]ая Верховодко Люба, 2-летний Ивчик Витя, 62-летняя Верховодко Домна и другие.

Жители деревень Большой и Малый Пустомстиж и Иканы по приказу немецкого командования были созваны якобы на собрание. На улице немцы играли на патефонах, заставили играть гармониста. В это же время группа немцев, человек 15—20, ходила по квартирам и расстреливали всех, кого застава ли дома. Когда же собрался весь народ, немцы из автоматов и пулеметов расстреливали мирных жителей.

2) В деревне Горелый Луг Бегомльского района немцы убили 29 мирных жителей, 9 угнали в Германию, разграбили личное имущество крестьян и угнали 34 коровы. Немцы заживо сожгли колхозника Маркова Михаила, 35 лет, убили 60-летнего Стрижина Петра, 50-летнего Рымша Томаша, 15-летнюю Зенькевич Татьяну и других.

3) В дер. Иканы оккупанты разрушили и сожгли 34 дома, убили, сожгли и зверски замучили 110 мирных жителей, угнали весь скот. Убили и замучили колхозниц: Аринич Марту — 56 лет, Велинокскую Юлию — 55 лет, Кучок Анну — 37 лет, старика Волчанина Никиту — 70 лет и учительницу Ядвигу Ковзан разлучили с ребенком и насильно посадили на автомашину. Когда машина тронулась, тов. Ковзун соскочила с машины и набросилась на палачей, тогда гитлеровцы убили ее.

4) В деревне Новоганцевичи Плещеницкого района немцы сожгли и разрушили 10 домов, убили 8 мирных жителей, в том числе Асаенко Павлика 8 лет, Колю Яроша 3-х лет и других. В дер. Кайтаново Бегомльского района каратели сожгли 2 дома и угнали в Германию девушек и молодых парней. Немецкие изверги сожгли 70-летнюю Рурвич Анну.

5) В деревне Липки Плещеницкого района немцы убили колхозницу 80 лет Бадюлю Анну, 48-летнего Бадюлю Трофима, а молодежь угнали в Германию. Сожгли дотла всю деревню (33 дома). В деревне Слобода того же района немецкие мерзавцы со жгли 112 домов.

6) В деревне Клюндевка Бегомльского района немцы сожгли 29 домов, замучили 2 колхозников. В дер. Замошье оккупанты убили 5 колхозников, а молодежь угнали в Германию. В деревне Застенок Бегомльского района оккупанты забрали у населения все продукты питания и домашние вещи. В дер. Большой Пустомстиж Бегомльского р-на немцы разрушили и сожгли 44 дома и убили 180 мирных жителей, преимущественно женщин, стариков и детей.

7) В деревне Скуплино оккупанты сожгли 53 дома, зверски замучили и сожгли 58 жителей, среди которых были 92-летние старики и грудные ребята. Немцы бросали маленьких ребят через окна в горящие дома (была брошена Уссонская Реня 4-х лет). Арынский Якуб Антонович, 92-летний старик, был замучен и брошен в огонь, остальных жителей фашисты сожгли в домах. Немцы угнали 88 голов крупного рогатого скота, в деревне осталось только 16 коров, которых смогли спрятать в лесу. Угнали 55 лошадей, истребили всю домашнюю птицу, увезли всех свиней и овец. Из деревни немцы вывезли сельскохозяйственный инвентарь (плуги, бороны и молотилки). Забрали одежду, продукты питания. Фашисты, как псы-ищейки, разыскивали повсюду имущество крестьян, отрывали ямы и забирали ценные вещи; что не могли забрать, сжигали на кострах. На второй и третий день своего пребывания в Скуплино немцы согнали всех жителей в сараи и держали три дня без всякой пищи.

8) В дер. Звинятка Борисовского района немцы зверски замучили 12 мирных жителей. В этой деревне, по приказу немецкого офицера, солдаты расстреляли колхозницу Дарью Буцько только за то, что она просила сохранить жизнь детям. Эти лютые звери размозжили прикладом голову новорожденного ребенка. В деревне Рудня того же района немцы сожгли и разрушили 39 домов и 71 общественную постройку. Зверски замучили, расстреляли и сожгли 84 мирных жителя. Немецкие солдаты собрали всех девушек в центре села и приказали им вымыться в бане, одеть чистое платье, якобы для отправки в Германию, а затем насиловали их и расстреливали. Ужасным мучениям и пыткам были подвергнуты 18-летние девушки Лида Мозолевская и Валя Новичонок. В дер. Усохи того же района немцы расстреляли 28 женщин, стариков и детей. Нет слов, которыми можно было бы описать зверства гитлеровцев.

Разграбив имущество крестьян, гитлеровцы стали рыскать по лесам, проселочным дорогам и сгонять население в деревни. По дороге, недалеко от деревни Усохи, проезжал обоз 46 семей — жителей деревни Ганцевичи; немцы в деревне Уборок выдали крестьянам пропуск для проезда в свою деревню. Когда их остановили, пожилой крестьянин предъявил офицеру пропуск. Тот посмотрел пропуск, порвал его и приказал солдатам загнать крестьян в три сарая. Через несколько часов немцы обложили сарай соломой и подожгли. Немецкие солдаты и офицеры стояли у этих гигантских костров и спокойно наблюдали, как в страшных мучениях погибали люди, а когда из обгоревшего сарая стали выбегать женщины, немцы их хладнокровно расстреливали. Так зверски замучено и сожжено 200 женщин, стариков и детей.

На опушке леса оккупанты заметили жителей дер. Усохи. Крестьянка Чуботарь Палюта держала в руках икону и просила не трогать мирных жителей. Какой-то молодчик выхватил икону, а затем застрелил женщину. В лесу гитлеровцы убили всю семью колхозника Алая Ивана (жену и трех детей). Тогда Алай не выдержал, он поднялся и бросился на изверга с криком: «Всех нас не перебьете. Скоро придет и вам конец». Оккупанты расстреляли колхозника.

9) Немцы опустошили деревню Новое Село Борисовского района, 23 женщины и 11 мужчин были убиты на месте. Солдаты пьяные ходили по селу и избивали шомполами детей и подростков. Три офицера с помощью солдат раздевали женщин, надругались над ними, а затем расстреляли их из автоматов. Полину Круглик насиловало 30 человек, Чеботарь Федору — 15 человек. Не выдержав мучений, колхозница Верховодка Анна сошла с ума. Разъяренные человеческой кровью, немецкие звери согнали 107 женщин, стариков и детей в одну избу и зажгли ее. В огне и дыму медленно, мученической смертью умирали люди.

10) В деревне Сутоки Борисовского района немцы сожгли все дома крестьян, угнали скот, лошадей. Пьяные немецкие мерзавцы насиловали женщин на глазах их мужей, а после их избивали. Расстреляли 4 мирных жителей, а остальные жители спаслись от смерти, убежав в лес. В деревне Крацевичи того же района сожжено 75 домов, сожжен хутор Волотово. Немцы ограбили крестьян, забрали все зерно, картофель, угнали лошадей и коров. Пьяные гитлеровцы ходили по деревне и бросали гранаты в окна домов. Немецкие изверги ставили стариков на колени и расстреливали из автоматов, стреляя зажигательными и разрывными пулями. Резали детей кинжалами. Всего уничтожено 92 мирных жителя. 14 человек ранено. Из них полностью убито и сожжено 30 семей, в том числе 28 мужчин, 64 женщины и дети. Угнано на рабские работы в Германию 9 человек. Цветущая деревня теперь представляет собой груду кирпичей, камней, обгорелых бревен.

11) В деревне Лисино сожжено 120 домов. У крестьян угнан скот, ограблено все имущество. Гитлеровцы расстреляли 22 мирных жителя этой деревни. Оккупанты сожгли деревни Селец и Боровляны Борисовского района и большую часть населения, которому не удалось скрыться от оккупантов, угнали на принудительные работы в немецком имении Казимирово. (Эти деревни первый раз были сожжены в июле 1942 г.). Некоторые жители дер. Жортайка, надеясь на милость немцев, встретили их с хлебом и солью, но немцы все равно сожгли деревню, а жителей убили. Двух неизвестных женщин гитлеровцы привязали к дереву, облили керосином и сожгли.

12) Ужасную расправу учинили гитлеровцы над мирным населением деревень Большая и Малая Пустая. Гитлеровцы сожгли деревни, согнали в одно место всех жителей и расстреливали их. Они подводили к вырытым могилам группу людей, приказывали им ложиться, а затем расстреливали. Потом приводили следующих, ложили их на убитых и также убивали. Чтобы не запачкаться в кровь, палачи надевали на руки специально резиновые перчатки. Было убито огромное число людей, только в одну яму гитлеровцы положили убитых ими 460 мирных жителей.

13) Оккупанты сожгли деревни: Божий Дар, Пострежье, Домжерицы Бегомльского района, Лисинскую Рудню, Крацевичи, Дубовый Лог, Глинище Борисовского района, Лютец, Клетное, Палик, Глубочицу, Хоново Холопеничского района. Трудно подсчитать все жертвы фашистского террора. […]

14) Как это видно из показаний свидетелей, видевших своими глазами зверства гитлеровцев, немцы забирали у крестьян [все], не брезгуя ничем. Немцы брали швейные машины, постилки, подушки, перины, белье, верхнее и нижнее платье, детские рубашонки, посуду, различный домашний инвентарь, кухонную утварь, забирали все продукты питания и т.д.».

Нацистам не удалось сломить сопротивление партизан и жителей Борисовско-Бегомльской партизанской зоны. Спустя несколько недель после прорыва из блокады «народные мстители» вернулись в места дислокации и вновь стали наносить урон оккупантам, внося свой вклад в разгром нацистов на Курской дуге, приближая освобождение Беларуси и День Победы.

В 2018 году Национальным архивом Республики Беларусь издан сборник документов «”Коттбус”. Нацистская карательная операция в Беларуси, май-июнь 1943 года». В сборнике опубликовано 402 документа из архивов Беларуси, России, Германии и США.

Выявленные архивные материалы о нацистской карательной операции «Коттбус» сегодня входят в состав документальной базы расследования уголовного дела по факту геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны.